Чернобыль зона отчуждения смотреть онлайн
Чернобыль зона отчуждения смотреть онлайн

Воспоминания о Чернобыле: В память о моем муже

Нравится

 

Воспоминания о Чернобыле

Воспоминания о Чернобыле А. П. АЛЕШКОВИЧ, вдовы ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС Ефимкина Александра Николаевича

Мой муж был призван как военнообязанный Советским РОВД г. Рязани по повестке 26.06.1986 г. К тому времени ему было неполных 37 лет. С той поры пошел отсчет совсем другой жизни.

В Чернобыле он провел 2,5 месяца - с 28.06.86 г. по 12.11.1986 г. в составе воинской части 74161. В третьей зоне опасности работал 51 день (200 часов) согласно архивной справке г. Подольска, доза облучения - 24,5 рентгена.

Муж был определен в авто взвод. Можно только догадываться, какой груз он возил со станции на своем самосвале. Задания выполнял разные. Он был безотказный - куда посылали, там и работал. По 6 часов в день, больше не разрешали - видимо, это считалось опасным. А кто эту опасность определил? Особенно тогда, в самом начале.

Потом написал, что его перевели на строительство бетонной стены - "Саркофага" вокруг ЧАЭС. Она уходила в землю на 35 метров, чтобы грунтовые воды не попали в реку.

Он был и дозиметристом. Работал на опасных объектах станции. Там ему часто становилось плохо.

Вспоминая о Чернобыле Алешкевич говорит, что он мне писал, что ничего страшного там нет: ничем не пахнет, не стреляют... Им даже разрешали есть яблоки с деревьев (тот год был очень урожайным) и в реке купаться. Просил меня не беспокоиться - все хорошо. Теперь я понимаю - он меня просто жалел.

Рассказы чернобыльцев

Первое время быт их был налажен плохо. Жили в палатках, потом дезактивировали общежитие в сам Чернобыле недалеко от станции и переехали туда. Я ему высылала деньги, трико, легкую обувь. Иногда к ним приезжала военторговская палатка, где они покупали сигареты, газированную воду и т.п. Позже написал, что питание стало лучше, появилась сменная одежда. Писал он мне часто, если выпадала свободная минута (у меня хранятся 9 его писем). Он был очень домашним, скучал но семье, особенно по маленьким внучкам..

Я смотрела все новости из Чернобыля. Но они были скупыми. В том году, как раз летом, был партийный съезд, где выступал академик Велихов. Он стучал себя в грудь и говорил: «Я там был. Все нормально. Вот я - живой и здоровый!» Да, он до сих пор живой и здоровый и, наверное, тоже имеет статус ликвидатора. Хотя и не работал там, где были рядовые ребята, которые умирали молодыми и до 1990 года не имели ни льгот, ни жилья, ни нормального питания, ни лекарств. Вот и моего мужа нет уже 18 лет. И это потому, что все было «нормально», все держалось в секрете.

 

Как избавиться от назойливых блоков рекламы в Вашем браузере. Как удалить Zaxar Games Browser - основного инициатора показа рекламы. В этом и во многом другом Вам поможет сайт softlaba.com

 

Мой Саша страдал 6,5 лет лучевой болезнью (это после его смерти установила судебно-медицинская экспертиза). Он просто гнил заживо, а ему говорили: «Нет здоровья? Ну что же Вы хотите - годы». А ему было только 44. Ему и в Чернобыле бывало плохо, но он не бежал в санчасть. Ему было стыдно - молодой ведь. Да и жаловаться не любил.

Он вернулся домой 12 сентября 1986 года, а через три дня мы вызвали первую «скорую». Бригада ничего не могла сделан, кровь густела в шприце. Вызвали одну реанимацию, потом вторую. Оказалось, у него инфаркт. Доставили в кардиологию. Когда врачи узнали, что он вернулся из Чернобыля, только руками развели. Не знали, как к нему подступиться, чем лечить, что с ним вообще делать. Созвали консилиум, пригласили врачей из областной клинической больницы в Канищево. А заведующая отделением наутро призналась, что всю ночь читала медицинскую энциклопедию, чтобы понять, как поступать с такими больными. Медицина вообще была не готова лечить людей, пораженных лучевой болезнью. А мои муж был первым чернобыльцем, с которым пришлось столкнуться рязанским врачам.

Рассказы Чернобыльцев

Так и «лечили» моего мужа до декабря 1986 года. Однажды принесли в отделение дозиметр: «Сейчас будем измерять, сколько в Вас рентген». Собралась группа студентов, врачей, я не могла к нему пробиться. А муж попросил прибор посмотреть и говорит: «Как же вы будете им измерять? Он ведь в нерабочем состоянии». Была немая сцена.

Но с Божьей помощью ему стало легче. Выкарабкался. Благодаря уходу, вниманию со стороны врачей. Сам он говорил, что его подняли маленькие внучки, которые приходили к нему в палату (одной было 4 года, другой - 2.5), пели ему «На недельку, до второго, я уеду в Комарово...». Это был для него эликсир жизни.

Выписали с диагнозом «острый трансмуральный инфаркт миокарда передней стенки».

С 15 января 1987 года он был признан инвалидом II группы общего заболевания. Никакого чернобыльского следа. Определили ему «120 рублей. Он даже компенсацию за ущерб здоровью ни разу не получил (ее начали выдавать только с 1996 года).

Лечили его как обычно, выписывали лекарства от сердца, от ОРЗ, от гриппа. Болезнь стала прогрессировать. Ухудшилось зрение. Ночами отказывали ноги, давление было 80/60, иногда вообще не прослушивалось, шла кровь носом. Врачи разводили руками, советовали больше гулять и дышать свежим воздухом.

Через год ему дали III группу - рабочую. Пенсия 40 рублей. Просто издевались над человеком. Он начал работать в таксопарке - проверял и устанавливал счетчики. Потом слег совсем. Вернули II группу.

 

 

Он часто лежал в областной больнице в Канищево, в отделении профпатологии. Потом туда стали поступать и другие люди Чернобыля. Одним из них был Сергей Штанько, который там, в больнице, организовал инициативную группу - всего 6 человек. В нее входил и мой муж. Они начали писать, ходить по инстанциям, добивались того, что им было положено (им озвучивали их особые права там - в Чернобыле, на построении). Они требовали лекарств, отдельные палаты, жилье, питание и т.д. У нас были очень плохие жилищные условия. Жили в однокомнатной «хрущевке» с моей парализованной мамой. Нас поставили в общую очередь на жилье.

Потом Сергей Штанько взял на себя инициативу но организации Союза «Чернобыль» в Рязани. Им надо было объединяться, поодиночке было просто не выжить. Результат был: им выделили палаты, стали давать пайки и многое другое.

Мужа направили в Москву в рентгенологический институт на обследование. Врач нас «обрадовал»: «Ничего, еще лет 5 проживет». И похлопал его по плечу. Это был гром среди ясного неба.

В декабре 1989 г. мы собрали нужные документы, и межведомственная комиссия признала наконец связь заболевания с работами на ЧАЭС.

Весной 1992 года Саше сделали операцию. Хирург обнаружил рак н сказал, что, если бы муж не был чернобыльцем, мог бы еще пожить. А так «сгорит» за 2-2,5 месяца.

Осенью 1992 г. мужу дали I группу. Ему нужен был постоянный уход. В больницу его больше не брали, безнадежному чернобыльцу места не было. Я ушла с работы. «Скорую» вызывали днем и ночыо. Потом я сама научилась делать уколы. В последние дни ему вводили морфий. Было страшно смотреть, как уходила из него жизнь. Он не жаловался, не издал ни стона. Может, у него и сил на это уже не было. Я поражалась его мужеству и терпению.

Воспоминания о Чернобыле

Я была с мужем до последней минуты, понимала, как нужна ему. Я его очень любила.

25 июня 1993 года его не стало.

Жизнь как будто остановилась, потеряла смысл. Он был добрым, хорошим мужем, отцом и дедом. Нам его никогда не забыть.

Сколько я потом прошла чиновников. Одни говорили: «Мы же его не посылали». Другие: «Ведь он же умер, что мы Вам теперь должны?» Я очень благодарна людям Чернобыля, которые не бросили меня в трудную минуту. Низкий поклон им.

В Чернобыле мой муж был награжден Почетной грамотой и Благодарственным письмом за самоотверженность, мужество, героизм, преданность и служение Родине.

Орден Мужества вручили посмертно в 1998 году. Вся наша семья гордится Александром.

Наш земной поклон, наша благодарность всем тем, к то участвовал в той неравной схватке за жизнь на Земле, за наших детей, внуков и правнуков. От нас живых, от вдов, матерей, детей, внуков. Эта память никогда не умрет в наших сердцах, не сотрется со страниц истории всего человечества.

 


 

Похожие материалы

 


След Чернобыля

сотрудничество

Города-призраки(Ф­ОТО,ВИДЕО,­ОПИСАНИЯ) HotLog