Чернобыль зона отчуждения смотреть онлайн
Чернобыль зона отчуждения смотреть онлайн

Воспоминания о Чернобыле: "Мы выполнили свой долг"

Нравится

На тот момент, что такое радиация и насколько она опасна, конечно, никто из срочно призванных резервистов не знал. Насторожились только когда прибыли в 30-километровую зону отчуждения: кругом указатели «Осторожно, радиация!», «В сторону не съезжать!»...

Воспоминания о Чернобыле

Призывали Конева на шесть месяцев, но фактически в зоне отчуждения он пробыл три. После получения максимально допустимой дозы облучения резервистов отпускали домой. Их палаточный лагерь стоял в восьми километрах от места аварии четвертого энергоблока ЧАЭС.

В то время велись работы по созданию саркофага, накрывшего разрушенный реактор. Батальон был сформирован из шоферов и бульдозеристов. Они выполняли земляные работы, но под конец командировки все побывали на крыше реактора - в зоне максимального риска.

На входящих в зону поражения навешивали свинцовые пластины - для защиты, хотя свинец защищает лишь от одного вида излучения. Поверх пластин надевали прорезиненные жилеты, тоже со свинцом, а на грудь - дозиметр. Работали по полторы минуты. Перед выходом - подробный инструктаж: на экране монитора показывали точку, до которой должен добежать ликвидатор, взять то, что не донес предыдущий, и продолжить движение к разлому. Задача была поставлена так: собрать обломки взорвавшегося реактора - куски графита и оборудования - и сбросить их внутрь реактора.

По сигналу сирены ты должен бросить то, что несешь, и выбежать наружу, - вспоминает Николай Дмитриевич. Он и сейчас хорошо помнит свои странные, нереальные ощущения от этих полутораминутных пробегов. Как будто спускался в ад и возвращался обратно.

Последствия этих «визитов» в эпицентр взрыва - сильные головные боли до тошноты - появлялись уже к вечеру, когда ликвидаторы возвращались в лагерь.

 

Рассказ о Чернобыле Анатолия Понкратова

28-летний Анатолий Панкратов, отец двоих детей, получил повестку из военкомата в феврале 1987 года. В течение месяца в городе Рыбном был сформирован железнодорожный батальон, в составе которого Панкратов отправился на станцию Недаичичи. Этот населенный пункт находился на границе 30-километровой зоны отчуждения Чернобыльской АЭС.

Рассказ о Чернобыле Анатолия ПонкратоваЗадачей железнодорожного батальона было строительство подъездных путей к разрушенному энергоблоку, на котором продолжали возводить объект, впоследствии названный «Укрытием». К тому моменту было уже известно о первых жертвах Чернобыльской аварии. Один за другим умерли пожарные, тушившие горящий реактор, и работники АЭС, находившиеся в момент аварии на станции. Время командировок в Чернобыль сократили. Анатолий Михайлович выезжал в зону с 19 марта по 25 апреля.

Работали мы на промнлощадке в районе четвертого энергоблока и неподалеку от «рыжего леса», - вспоминает Анатолий Михайлович.

«Рыжий лес» - это пораженный радиацией сосняк. До того хвоя была желтой, вспоминает о Чернобыле Анатолий Михайлович, что аж золотом отливала. Из всех средств защиты на выезжавших в зону были только химзащитные костюмы и респираторы, которые строго-настрого снимать запрещалось: кругом радиоактивная пыль. Но молодость-брала свое, и однажды Анатолий все же снял респиратор, чтобы сфотографироваться на фоне АЭС.

Из зоны отчуждения выходили через контрольно-пропускной пункт. Если дозиметр слишком часто «щелкал», зараженную одежду снимали и тут же закапывали. Приказы выполнялись без разговоров: действовало военное положение. Братья по оружию, как называет Анатолий Михайлович ликвидаторов, действовали слаженно.

Мы выполнили свой долг. О том, что всюду таится скрытая опасность, знали, - говорит Панкратов. Жуть навевали только брошенные жилища. В апреле в деревне самая жизнь, а тут - пустые дома, вокруг - ни души. Только аисты прилетели...

 

Чернобыльское братство

После возвращения из Чернобыля Панкратова стали мучить страшные головные боли. Боль такая, что нагнуться было трудно, - сам носки надеть не мог. В октябре того же года ему дали вторую группу инвалидности.

- Думал тогда, что не выберусь, вспоминает Анатолий Михайлович. - Помогла жена Людмила, она меня вытянула. Я можно сказать, ей жизнью обязан...

Вспоминая о Чернобыле Николай Дмитриевич признается, что именно семья помогает ему справляться с тяжелой гипертонией. Он инвалид первой группы. Вначале, когда вернулся из чернобыльской командировки, к врачам не пошел. Его буквально заставили пройти медкомиссию - не пустили на работу, задержав па проходной. Анализ показал изменения в крови; он прошел лечение в стационаре, потом еще раз, и еще...

Воспоминания о Чернобыле

Из 2500 рязанцев, принявших участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, 1700 стали инвалидами, 786 человек умерли. Их имена вписаны в Книгу памяти, которая хранится в Рязанской областной общественной организации инвалидов Союз «Чернобыль». Пока томов книги четыре...

Самая страшная боль Людей Чернобыля - потеря друзей, - с грустью замечает Анатолий Михайлович, который является зампредседателя Рязанской организации Союза «Чернобыль». -Жалко ребят, умирали молодыми. Средний возраст 45 - 50 лет. Но мы всех помним...

В Союзе «Чернобыль» не забывают и о живых, Одна из проблем чернобыльцев индексация суммы возмещения вреда - в Рязанской организации решена. Пришлось аж до Международного суда по правам человека дойти и добиться торжества справедливости. В Рязани чтут традиции чернобыльского братства и самих Людей Чернобыля

 


 

Похожие материалы

 


След Чернобыля

сотрудничество

Города-призраки(Ф­ОТО,ВИДЕО,­ОПИСАНИЯ) HotLog